Меню Закрыть

Цигун и йога действуют лучше транквилизаторов  

Это утверждает доктор Ван дер Колк, психиатр, специалист по нейромедицине, профессор Бостонского университета (США), директор крупнейшего американского центра травматологии.

Как ни огорчительно признавать, люди всё чаще болеют. Совсем печально снижение возраста заболеваний, появление новых видов болезней и т.д. Заболев, мы начинаем с врачей, затем бросаемся к целителям и, случается, отчаиваемся. В то же время с удивлением узнаём о случаях необыкновенного, необъяснимого выздоровления. Чаще всего это связано с религиозными таинствами, воздействием неведомых сил природы и древними системами совершенствования. Хочется при этом узнать ответы от науки. Ответы начинают появляться.

В серьёзном французском журнале «Le nouvel Observateur» в 2005 году была опубликована чрезвычайно интересная статья Урсулы Готье о профессоре Ван дер Колке, представляющем нетрадиционные для медицинских кругов выводы.

В статье говорится: «Вначале нейропсихиатрия считала психосоматические техники полной нелепостью. Затем удостоверилась в их эффективности и решила разобраться.

В большой лаборатории при Бостонском травмоцентре исследователи под руководством профессора Ван дер Колка изучают реакции организма в так называемом «состоянии посттравматического стресса» (СПТС). В конце 70-х годов Ван дер Колк отстаивал наличие синдрома СПТС у солдат, возвращающихся из Вьетнама, чтобы эта формулировка была прописана в их медицинской карте, и они могли бы рассчитывать на гарантированную медицинскую помощь. С тех пор профессор стал мировой величиной в нейромедицине. Это светило науки, автор сотен статей и научных работ, заявляет, что практические занятия йогой и цигун стоят гораздо больше, чем все виды лечения. Это вызвало «зубной скрежет» у всех психоаналитиков и стало божественным откровением для практиков, которых до сих пор держали за жалких манипуляторов. С того времени различные упражнения и «мягкие» виды лечения настолько вошли в образ жизни за Атлантикой, что Национальный институт здравоохранения стал выделять ежегодно по 20 млн. долларов на работы по их изучению».

Говорит доктор Бессель Ван дер Колк: «Имеется совершенно неверное представление о травматизме. Его неправильно ассоциируют только со страшными и исключительными событиями. Верно, что человек оказывается порой в ситуациях особого характера: пытки, войны, терроризм, которые действительно проходятся по нему раскаленным утюгом. Но есть ещё много обычных обстоятельств, неотделимых от человеческого существования». Он разъясняет, что все люди периодически чувствуют  безысходность, бессилие, тяжело переживают смерть близких или попадают в катастрофу. Совсем не обязательно после этого присутствуют все симптомы СПТС: кошмары, повторное переживание катастрофы, бессонница, депрессия. Но даже малейшие волнения оставляют следы в организме.

Сначала нужно понять какой след оставляет травма  в организме. Когда некое событие превосходит наши возможности противостоять ему, наша психика впадает в стопор. Нарушается действие адаптационных механизмов. Чувства и эмоции находятся в хаотическом состоянии. Когда эти обрывки чувств возвращаются к нам, они не имеют формы обычных воспоминаний, это интенсивная эмоциональная реакция. Страдания всегда готовы вернуться: можно сказать, что они законсервированы в особой форме в глубинах мозга и недоступны воздействию нашего сознания.

Травматическое воспоминание вызывает две одновременные реакции: активизируется мозжечковая область мозга –  место, где определяется опасность, и, напротив, «замирает» область, ответственная за слова – лобная часть коры. То есть травма очень живо вспоминается, но без словесного оформления!

Западная медицина использует медикаментозные успокаивающие средства. Йога и цигун действуют наоборот: они активизаторы. Они мобилизуют врождённые способности для урегулирования излишнего потока эмоций.

«Например, в нашей бостонской клинике, — рассказывает профессор, — мы ставили своеобразные спектакли с детьми. Они проигрывали на сцене свои серьёзные переживания, но в этом случае они не ограничивались показом волнения, а передавали их сущность с помощью движения тела и словесного пересказа. Отмечался положительный эффект. Это пример применения физического воздействия. Не следует забывать, что мозг – орган действия, он передаёт сигнал для действия (например, убежать от опасности или бороться с ней) при малейшей угрожающей ситуации. Если обстоятельства таковы, что не позволяют что-то предпринять, как в случаях с травмами, энергия, не имеющая возможности произвести разрядку мышц, будет существовать в виде беспокойства или депрессии. То есть нужно дать телу возможность проиграть эту страшную сцену, но в роли активного действующего лица. Тогда этот отрицательный жизненный опыт перестанет приводить к состоянию бессилия и безысходности».

На вопрос, что привело профессора к физическим техникам, доктор Ван дер Колк отвечает:

«Я долго скептически относился к ним. Одновременно переживал своё бессилие как врача. В конце 1970-х я работал в «Комиссии по ветеранам». Передо мной прошли тысячи участников сражений, страдающих от кошмаров, избивающих своих жен, погружающихся в наркотики, алкоголь, апатию. Не существовало иных инструментов или лекарств, кроме способа заставить их пересказать свои переживания и страдания, то есть выразить их словами и таким образом навести порядок в этом эмоциональном аду.

Однажды мой пациент, который воспользовался методом ДГЯ (психотерапевтические техники, излечивающие посттравматические синдромы с помощью движения глазного яблока), который я считал нелепостью, сказал мне: «Я очень вас ценю, но несколько занятий по методу ДГЯ принесли мне больше облегчения, чем я получил от вашей терапии за четыре года». Я тотчас записался на эти занятия и открыл для себя необыкновенный путь оздоровления. Сегодня, несмотря на все странности, он признан драгоценным путём исцеления. Я уверен, что среди методов, которые люди используют втайне от медицины, существует ещё множество других сокровищ, которые ждут научного осмысления».

Доктор Ван дер Колк – не единственный учёный, который вплотную подошел к грани материального объяснения мира и признал ограниченность таких воззрений. Напомним также в качестве одного из примеров о работах индийского доктора Дипака Чопры. Он сожалеет, что пока что не стал методом науки подход, основанный на признании широких возможностей воздействия сознания на процессы, происходящие в теле. «Исследователи начали понимать, что мысли и чувства, эти невидимые импульсы, испускаемые сознанием, способны превращаться в молекулы вещества…Такой способ передачи информации, в сущности, представляет собой огромный парадокс», – пишет учёный.

Не менее интересный вывод делает американский психолог Эрнест Росс: «Нейрогенез (восстановление нейронов) возможен, он стимулирует активность мозга, когда выполняются физические упражнения и является благотворным для организма. Последователи системы тайцзы с её 108-ю движениями знают об этом давно».

В заключении приводим мнение российского медика, практикующего особый восточный вид самосовершенствования – Фалунь Дафа. Врач-терапевт Юрий Орлов пишет: «У людей, совершенствующих себя по методу Фалунь Дафа, я наблюдал повышение устойчивости психики и, как следствие этого, большей уравновешенности, стрессоустойчивости, что является столь ценными и необходимыми качествами в жизни человека. Это выражалось в улучшении общего самочувствия, сна, памяти, снижении или исчезновении психического напряжения, беспокойства, депрессии. У студентов и школьников наблюдались повышение успеваемости, у спортсменов – рост показателей в соревнованиях. Это подтверждено рядом исследований, например, исследованиями, проведёнными на базе Гродненского областного объединения практических психологов Беларуси».

Хочется верить, что науке остался один шаг, но весьма решительный, для начала исследования «неведомого», которое, бесспорно, имеет огромное влияние на нас.

 

Т.Серебрякова

Об этом надо рассказать друзьям

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + 19 =